К середине XVIII века у России появилась уникальная возможность получить доступ к английскому рынку одного из важнейших стратегических товаров того времени — парусины. «Царица морей» Англия не одно столетие была главным производителем и потребителем парусины. До середины XIX века наиболее широко распространены были паруса изо льна и конопли, а разведение обеих культур и производство тканей из них в России процветали издавна. А в 1740-е годы усилились англо-ирландские торговые разногласия, которые дали российским производителям прекрасный шанс продемонстрировать свою продукцию.

В 1746 году ирландский парламент ввел экспортные субсидии, коснувшиеся в том числе поставок парусов. К 1750 году эти субсидии настолько ухудшили положение английских производителей, что Великобритания была вынуждена принять ответные меры, включая штрафные импортные пошлины и поддержку своих мануфактур. Однако английские власти несколько запоздали и не смогли спасти ряд компаний от разорения, тогда как спрос продолжал расти на фоне развития заморской торговли и военных кампаний.

В том же 1746 году в Великобритании были утверждены стандарты производства парусины, и оказалось, что российский продукт (который ранее тоже закупали, но периодически отзывались о нем с пренебрежением) вполне им соответствует. В итоге с 1764-го по 1782 годы включительно поставки из России, в основном через Санкт-Петербург/Кронштадт, обеспечивали около 70% импорта парусины в Англию.

В парламентском докладе 1773 года британские историки нашли жалобы на плачевное положение отрасли в стране и неспособность угнаться за «иностранными конкурентами».

Парусиной дело не закончилось, и российские льняные ткани и изделия из них в этот период также стали пользоваться широким спросом. Причем их закупали во многом для внутреннего рынка, а не для реэкспорта в британские колонии и иностранные государства. По данным британской таможни, в 1752–1771 годах в Англию ввозили в среднем 4,7 млн метров русского льна в год, при этом из Ирландии (когда отношения наладились и ирландцы отменили экспортные льготы и субсидии) англичане импортировали 13,2 млн метров, а из Шотландии — 10 млн метров. Следует учесть, что Ирландия и Шотландия — давние партнеры и географическая близость дополнительно играла им на руку.

В 1780-е годы поставки начали снижаться, но к тому времени Россия, зарекомендовав себя на английском рынке, смогла успешнее конкурировать и в других странах, включая британские колонии.

В период Войны за независимость США (1775–1783 годы) парусина из России и Голландии входила в список наиболее распространенных контрабандных товаров, которые закупали в Северной Америке. Россия оставалась важнейшим поставщиком парусины изо льна и конопли в США в следующие десятилетия, и, как показывают протоколы заседаний Конгресса, в конце 1820-х годов американские политики живо обсуждали меры, которые помогут защитить местных производителей от наплыва недорогих и качественных российских тканей.

В целом Англия в XVIII столетии была важнейшим торговым партнером России, на нее приходилось более трети оборота и порядка 50% экспорта. Две трети поставок в Англию в то время — различные виды сырьевых товаров и полуфабрикатов, порядка 20% — продовольствие и припасы, включая сало и соль, икру, табак, мед, патоку. Ремесленные и промышленные изделия занимали около 7%.

Поделиться статьей